Жан-Жак. Мягкость, к которой хочется возвращаться

Всю дорогу за окном шёл дождь. Казалось, что поезд вовсе никуда не едет. Однотипные пейзажи полей и лесопосадок, фонарные столбы и сотни электроопор мелькали с огромной скоростью, словно в старой чёрно-белой киноленте, снятой ещё на камеру с ручным приводом и воспроизводимой с какой-то неправильно быстрой скоростью. О течении времени напоминала лишь бутылка Жан-Жака на раскладном столике в купе, уровень янтарно-золотистой жидкости в которой постепенно уменьшался.

На столе стояло два бокала, но наполнялся только один. Сейчас Макс мечтал о собеседнике. Целый рой мыслей вертелся в его кудрявой голове, но поделиться ими было не с кем – купе оставалось пустым.

Но вдруг с приятным шуршащим звуком плавно открылась дверь. В проёме показался силуэт молодой девушки. Среднего роста с длинными каштановыми волосами, глубокими карими глазами за очками-лисичками в тонкой оправе, коралловыми губами и в приталенном красном пальто. Её образ был настолько ярким, что никак не вписывался в окружающую серость. Теперь в купе Макса было два объекта, нарушавших скупую обыденность мироздания: таинственная незнакомка и бутылка коньяка.

Девушка парящим шагом вошла в купе и сразу села напротив Макса. Оба молчали. Она пристально смотрела на своего попутчика, а тот старался в смущении отводить взгляд в сторону окна. Но надоедливые фонарные столбы снова заставляли его поворачиваться в сторону девушки. Создавалось впечатление, будто Макса пробрал паркинсон: глаза нервно бегали, а голова вертелась на массивной шее. «Я её где-то видел», - подумал Макс, но в следующий же миг отогнал от себя эту мысль, - «Да нет, просто типаж».

Лица девушки коснулась лёгкая улыбка, и она мягко спросила:
- Жан-Жак?

Макс аж встрепенулся от этого вопроса и нервно выдавил:
- Нет… Максим.

Коралловые губы девушки ещё сильнее раскрылись в изящной улыбке, обнажив белоснежный ряд зубов.
- А я Катя. Не возражаешь? – девушка взглядом указала на стоявшую на столике бутылку с благородным напитком.
- А, это?… конечно. – Макс любезно наполнил второй бокал и передал новой знакомой.
- Ждёшь кого-то?

Макс не сразу отреагировал на её вопрос. Его смутило даже не то, как беспардонно быстро она перешла на «ты» уже второй раз подряд, а больше то, что она пыталась завязать разговор таким банальным приёмом, которым сам Макс, надо признаться, частенько пользовался в провинциальных барах, пытаясь ухлестнуть за очередной барышней. Но ему ещё никогда не приходилось оказываться по другую сторону баррикады.

- Вовсе нет. Просто приготовил на всякий случай два бокала. Хороший напиток, знаете ли, всегда найдёт компанию.
- Знаю. Не правда ли приятно вот так сидеть в тёплом купе с бокальчиком мягкого ароматного коньяка, беседовать ни о чём под шум дождя и колёс поезда?
- Очень! Никуда бы отсюда не уходил. Так бы ехал и ехал, если, конечно, вы… ты составишь мне компанию.
- Охотно верю, – кивнула Катя, – Но нам пора.
- Вам? Тебе и Жан-Жаку?
- Да нет же. Нам – тебе и мне.
- Куда пора? Мне не пора. Мне ещё рано.
- Пора, давно пора… - вздохнула Катя, взяв Макса за руку, и потянув в сторону двери.

Макс изумлённо, но послушно поплёлся за ней. Дверь купе снова открылась, и в глаза ударил ослепительно яркий свет. Макс дёрнулся и проморгался. Прямо перед его лицом, склонившись, стояла Катенька – офис-менеджер, которую он нанял пару дней назад:

- Максим Егорович, вы, кажется, задремали, но вам пора на встречу с французами. Или мне её перенести?
- Перенесите, Катенька, перенесите.
- На какое время?
- Лет на пять… пока очередной купаж для Жан-Жака выдержится. А я, пожалуй, обратно в поезд… - его лицо расплылось в блаженной улыбке, а веки опустились, погружая Максима в объятия Морфея.